Запретная алхимия..

Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

Запретная алхимия.. > Изюм (записи, возможно интересные автору дневника)


кратко / подробно
Вчера — понедельник, 10 декабря 2018 г.
`| Крики рушат города, слезы топят яркие поля левиaфaн. 15:43:34

Охота на волков преврат­ила дураков­ якобы в "героев­".

Придя домой, я сразу надеваю наушники и включаю музыку.
Нет, не подумайте, я люблю ее сердцем отчаянно. Но еще это хороший способ сбежать...
от этих пустых скандалов.




­­­­ ­­

Больше всего в жизни, откровенно, устаю от людей, склонных к выяснению отношений. Им, в принципе, все равно, что будет после. Хоть потоп. Хоть пожар. Важнее показать, как в глубине сердец рукоплещет ад.
Я часто замечаю, как такие люди ссорятся, кричат друг на друга, превращают мелочи в огромные военные баталии, становятся жертвами в собственноручно начатом сражении. Так глупо и неприятно. А за что боретесь то, скажите мне?
Где-то по улице девочка, проходя, уронит сумку. Парень, запнувшийся случайно от нее, громко выругается но извинится. Да только слова для нее - все равно что сухой песок жаркой осенью. Не нужный и незамеченный. В спину ему доносится лишь слова грубые, в чем то даже не справедливые. Я, едя в автобусе, отворачиваюсь.
Потом дома, что не мелочь - то обязательно скандал, с криками, с руганью и проклятьями. Кому что доказывает - не ясно мне, когда потолок от жестокости осыпается, разве есть что то более важное? Слова ведь, все равно что ножи - втыкаются в спину - не вытащишь. А стоит ли оно того, расскажите мне. Просто расскажите мне.
Мальчишка, обиженный на друга, будет рушить его песчаный замок просто из подлости, злобы отчаянной, обиды невысказанной. Забудет о прошлом, мосты подложенные полыхать будут с ночи да за светло. А ведь прахом, развеянным по ветру, и ему дышать приходится. Зато отношения выяснил, точку жирную в предложении за собой оставить не побоялся. Наивные...
Чтож.
Вот твои пустые страницы без записей. Вот она, пустота горизонта жестокого.
Ты победил в своем одиноком сражении, одним в поле воином выстоял.
Но теперь, оборачиваясь на города сожженные, следы крови в асфальты въевшиеся.
Ответь мне пожалуйста на вопрос один, медленно:
Вкус победы, это вкус чьей то боли.
Хотел ли ты сам себе этой доли?


А когда один останешься,не удивляйся.
что тебя все покинули.
16:54:03 левиaфaн.
Шер пришел. Смял мою черную футболку и спит теперь на ней. После этого всегда приходит какое-то умиротворение. Когда ты знаешь, что тебя любят.
Кишо Арима Ты с обречённым вздохом... Анж Дембери 10:18:53
 Кишо Арима


Ты с обречённым вздохом опустила голову, держа её на ёмкости стакана. В голове предательски слышался его голос, обволакивающий своей обманчивой мягкостью, следом обещание прийти, отыгранное в твоём воображение точь-в-точь как в тот день, будто ты слышала его слова прямо сейчас, наяву, не в потоке обидных мыслей. Ты мысленно повторяеешь его слова, искажая в своём воображении и перечёркивая чёрными линиями его приторную улыбку, ставшую в один момент отвратной.
"Обманщик! Лгун! Предатель! Как он мог так поступить со мной?! Никогда не прощу ему этого! Оставался бы и дальше со своим чёртовым Хайсе, а не вешал мне лапшу на уши. Никогда бы не подумала, что он такой ужасный и лживый человек!".
Перед глазами вертелся калейдоскоп теплившихся надежд, которые внезапно обратились разом в отвратительное ничто. В одно мгновение тебе стало противно от мысли, что ты потратила весь день на создание праздничной атмосферы для одного-единственног­о человека, который плюнул тебе в раскрывшуюся с трепетом душу, ожидавшую получить взаимность. Арима не пришёл на вечеринку в честь Рождества, задержавшись у Хайсе. Рядом с тобой были только Таке, Уи, Хаиру и дети из Нулевого отряда, но они не могли принести тебе радость.
Небо было чёрным, беззвёздным, пустым, как твоя душа. Изредка под его мрачным покрывалом пролетал холодный ветёр, нёсший за собой крупные хлопья снега, как это бывает в метель. По твоей коже будто прошёлся ледяной ток. Ты могла бы стоять вечность на улице, ища ответы в темноте, но было уже слишком холодно; ты понимала, что твой организм не выдержит такой нагрузки. Однако даже дома, где ютилось тепло от камина, ты всё равно чувствовала себя обнажённой на морозе. Но когда ты попыталась закрыть дверь без упования на то, что придёт кто-то ещё, твоя попытка окончилась поражением: ты наткнулась на сопротивление в виде чёрного ботинка, который держал дверь открытой. Подняв недоумённый взгляд на незванного гостя, ты опешила.
Неожиданное появление Аримы, о котором ты уже и не думала мечтать, повергло тебя в неописуемый шок. Опьянение саке частично улетучилось, будто его и не было. Вы неподвижно смотрели друг на друга, пока замеревшее на миг время не выпустило вас из своего течения. Обида, доселе пожиравшая тебя изнутри, противилась возгласу радости, трепеща от злости и желания влепить ему звонкую пощёчину за причинённые страдания. Сжатые кулаки горели, чтобы со всего размаха ударить его, стерев невинную улыбку с лица следователя, непредвещающую раскаяние за содеянное. Хотелось залиться слезами, кричать на него в истерике, обвинять его в своих страданиях, бить кулаками в грудь, вопя о том, что он глупый, эгоистичный и бесчувственный человек, который никогда не задумывался о твоих чувствах. Но вместе с тем, вопреки глубокой злости, ты чувствовала, как сердце готово было выскочить из груди. Как улыбка, заставившая тебя содрагнуться от презрения, одновременно вызвала перед твоими глазами цветные пятна и окатила тело жаром. Смешавшиеся в одно целое чувства подталкивали тебя с порывом ударить его, а затем тут же прильнуть к нему и пылко извиняться за содеянное, глася на весь дом о безграничной радости от его появления и о том, как он дорог тебе, как всё меркнет по сравнению с тем, что тебя окружает, как ты жалеешь о том, что посмела проклинать его в своих мыслях и прятать свою любовь за внезапно возникнувшей ненавистью. Но вместо того, чтобы поддаться противоречивым эмоциям, грозящим вырваться в нелепое представление, ты сдержанно улыбнулась.
- Ну приветик, Арима-сан. Я уже и не думала, что Вы придёте. Вообще, мы все отчаялись увидеть Вас здесь.
- Прости за опоздание, (Твоё имя), - он виновато улыбнулся. - Не думал, что настолько задержусь.
- Ох, ну если у Хайсе было настолько хорошо, то могли бы уж до конца задержаться, а не приходить сюда, - иронично сказала ты, не сумев унять бушующую ревность. Но следом молнией метнулись обвиняющие тебя длинном языке мысли, советующие утихнуть в этот долгожданный момент, который ты решила самостоятельно испортить своей грубостью.
Арима терпеливо вздохнул, прикрыв веки.
- Я ведь сдержал своё обещание, верно? Даже если бы я задержался ещё сильнее, я бы всё равно пришёл к тебе, потому что знаю, что для тебя это важно. Уверен, ты хорошо постаралась над подготовкой праздника, - он приподнёс эти слова, как утешение, как успокоительное - настолько сочувствующе и осторожно они звучали, будто он боялся выдать лишнее, что могло бы ещё больше пробудить агрессии в тебе.
- Настолько, что даже выгнала из своего дома пауков-долгожителей­, которым уже собиралась дать имена. Но наверняка Хайсе подготовился лучше, раз Вы отошли от эйфории пребывания там только сейчас, - продолжала разбрызгивать ядом, наполненной глубокой обидой, твоя уязвлённая гордость. Тебе хотелось ударить себя по губам, горящим в жажде высказать всё недовольство сложившейся ситуацией, но ты продолжала упрямо пепелить Ариму порицательным взглядом, которым ты пыталась склонить его к извинениям, длинною в твоё ожидание.
- (Твоё имя), успокойся, пожалуйста, - сдержанно попросил мужчина, несмотря на то, что внутри него кипело лёгкое раздражение. Но Кишо понимал, что твоя враждебность вполне оправдана, поэтому продолжал терпеть твои упрёки, позволяя выпустить пар. - Может, впустишь меня к себе домой? Разговаривать на улице не совсем удобно. Да и ты можешь простудиться.
- Что это? - ты приподняла бровь в напускном удивлении, криво усмехнувшись, и покорно отошла в сторону, пуская гостя внутрь. - Забота такая что ли? Я вроде бы не Сасаки, чтобы заслужить снисхождение самого Бога смерти.
Арима не сдержался от добродушного смешка, вызванного твоим ребяческим поведением. Он подошёл вплотную к твоей персоне, скрестившей руки на груди, отчаянно пытающейся не смотреть на него, и положил руку на твою макушку, по-отцовски погладив волосы широкой ладонью.
- Тебе не нужно быть Хайсе, чтобы заслужить моё снисхождение. Я всегда хорошо относился к тебе, (Твоё имя). И Хайсе не изменит моего отношения к тебе, сколько бы я не проводил с ним времени.
Вопреки тому, что ты пыталась строить из себя кусок льда, ты мгновенно растаяла и почти сразу же ответила на его ласку благоговейным и смущённым взглядом. Арима смотрел на тебя, как на дитя, но ты не находила в себе сил возмутиться по этому поводу или разозлиться на него. Прикосновение было коротким и невинным, но этого вполне хватило, чтобы мысли в голове спутались и заставили разум притупиться, оставив в голове лишь одну фразу-желание: "Хочу ещё...". Ты винила себя в том, что так легко поддаёшься на ласку мужчины, когда тебе стоило бы обидеться на него, но ничего не могла с собой поделать - организм, принимающий без всякой гордости его почти ничего незначащие прикосновения, предательски действовал против тебя.

...Ты глубоко вдохнула и сжала кулаки, впервые почувствов яростное волнение и попытавшись тут же с ним совладать. Тебе были раньше чужды подобные чувства, вместе с тем ты страшилась их, думая о том, что с ними ты бы чувствовала себя обнажённой, слабой и совсем уязвимой. Но только не в этот момент; подобные ощущения вызвали у тебя трепетную дрожь, прокатившуюся приятной волной по телу, ведь с Аримой ты чувствовала себя в безопасности, тебе нечего было бояться и страшиться, что он может воспользоваться твоей слабостью. Несмотря на дрожь и волнительное покусывание губ, твоя персона была настроена серьёзно. Возможно, то было влияние алкоголя, окончательно раскрепостившего тебя перед предметом воздыхания, либо подоспевшее время, знаменующее о том, что тебе пора раскрыть свои чувства перед Кишо. Прошло уже несколько часов, после которых гости изрядно выпили и уснули, и ты не стала исключением. Теперь, когда путь к возлюбленному свободен, пришла пора действовать.
- Ну как я Вам, Арима-сан? - выпалила ты отрепетированную речь, выйдя из-за ширмы. Ты демонстративно покружилась перед ним, и без того короткое платье высоко задралось, обнажив часть бедра.
- Слишком откровенно, - прямолинейно заявил следователь особого класса, смягчённо добавив: - Тебе стоит одевать более скромные наряды, (Твоё имя), иначе ты навлечёшь на себя беду.
- Я не нравлюсь Вам? - не обратив внимания на его последние слова, с долей обиды спросила ты, нервно теребя подол платья.
- Ты красива, - только и ответил без особых эмоций мужчина, как на автомате, будто желая удовлетворить твои потребности, а не высказать своё мнение.
- Как бабочка? - ты растянула губы в полупьяно-кокетливо­й улыбке и наклонила голову, представляя себя знойной соблазнительницей, искушённой в любовных утехах и обольщении, надеясь застать Кишо врасплох.
- Бабочка? - он недоумённо посмотрел в твои глаза, укутанные пеленой, и нервно хмыкнул. Твой вид не внушал доверия, а слова, опутанные неумелыми чарами, и вовсе напрягали Кишо.
Ты, несмотря на пошатывающуюся походку, старалась держать ровную осанку и проявлять изящность в движениях. Серьёзный настрой и непоколебимая решительность принесли свои плоды: твоя светлость, удачно огибая стоящие перед собой препятствия, смогла буквально вспорхнуть до седоволосого следователя и прильнуть к его груди.
- Вам ведь нравятся бабочки, да? Я видела, как Вы завороженно наблюдаете за ними. Хотела бы и я побыть бабочкой, чтобы почувствовать на себе этот взгляд... Я бы порхала, порхала и порхала над полем, пока Вам бы не надоело смотреть на меня. А, быть может, даже осмелилась бы сесть Вам на руку. Я бы сидела на Вашей тёплой ладони и умиротворённо бы махала крылышками, наслаждаясь Вашим взглядом. Я бы даже не обиделась, если бы Вы потом раздавили меня или оторвали крыло... Я бы умерла, зная, что перед этим принесла Вам эстетическое наслаждение, пока Вы любовались мной, - бормотала ты в опьянённом бреду, не разбирая смысл своих слов, всё крепче прижимаясь к Ариме, будто желая раствориться в нём.
- Не говори ерунды, (Твоё имя), - холоднокровно оборвал тебя мужчина и, взяв тебя за плечи, негрубо отдёрнул от себя. - Ты пьяна и не понимаешь, что говоришь. Лучше ложись спать, пока не стало хуже.
- Мне уже плохо, - нахмурившись, сказала ты, в ту же секунду сменив угрюмость на расслабленно-нежную­улыбку. - Плохо от того, как хорошо. Потому что Вы рядом. А ещё Вы так вкусно пахнете... Можно Вас съесть?
Ты снова навалилась на мужчину, придавив его своим телом к подоконнику, и, поднявшись на цыпочки, прильнула к его шее, попытавшись слабо укусить его. Но Арима вовремя оттолкнул от себя твою персону.
- Ну зачеееем? - капризно протянула ты, пошатываясь обратно к нему, как к магниту. - Дайте мне покушать, Аримааа-сааан...
- Салаты внизу, (Твоё имя), - очередной холодный тон и очередная холоднокровная попытка оттолкнуть тебя от своего тела на безопасное расстояние.
- А я мяско хочууу... Дайте мне Вас нежно покусать! Каннибализм - как проявление своеобразной любви, - хохотнула ты, запрокинув назад голову, как безумец из лечебной клиники. - Ооо, тогда получается, что все гули на самом деле любят нас! А мы, дураки, кричим, как резанные, когда нас едят... Всё же с любовью! А мы не понимаем их страстного порыва... Всё так просто! Надо всем рассказать, чтобы потом не убегали с воплями от гулей, когда те захотят признаться им в любви!
Воодушевившись своей идеей, ты сама отпрянула от Аримы и, глупо хихикая, неуклюже поплелась на нижний этаж. Но в голову будто внезапно ударило что-то тяжёлое размером с молот и ты, покачнувшись, полетела с воплем, напоминающим больше мышыный писк, на пол, пока тебя не подхватили за талию чужие руки.
- Ой-ой-ой... Живот! - застонала ты, чувствуя, как рука Кишо, обвившая твоё тело, непроизвольно сдавила желудок. Он убрал руку, поставив тебя снова на ноги, но ты ещё раз пошатнулась от головокружения и вновь упала в объятья Кишо. - Ммм, так тепло и уютно, как в кроватке... А Вы и вправду садист, Арима-сан, мне было так больно. Но кроватка из Вас хорошая... Можно я забронирую Вас на ночь? Обещаю сдерживать рвотные позывы, а если не сдержу, то обещаю, что не на лицо. А ещё Вы... Вы такой козёл, Арима-сан! - ты внезапно насупилась и легонько ударила его кулаком в грудь, вспоминая его всегда укоризненный взгляд платиновых глаз, остававшимися снисходительно холодными, даже когда ты пыталась улыбнуться ему. - Но знаете, я готова стать Вашей козой, готова простить Вам шашни с тем парнокопытным Хайсе, готова радостно скакать вместе с Вами по полям CCG... Ой, а о чём это я говорила минуту назад? Кажется, что-то про животных, ха-ха-ха... - ты блажённо рассмеялась и приблизилась к нему, опалив горячим дыханием его губы. Мужчина поморщился, почувствовав резкий запах перегара.
- Ложись спать, - тоном, не терпящим возражений и лишних вопросов, сказал хмуро Арима. Это был почти приказ, за нарушение которого обещало следовать жестокое наказание. Об этом будто строго твердил холод, сквозящий в его глазах, словно покрывшихся ледяной коркой.
Да, ты, пожалуй, могла сравнить его глаза с чем-то холодным. Со льдом, который охлаждал и одновременно болезненно обжигал, вызывая не то страх, не то приятный спазм по телу. Он, по-прежнему придерживая тебя за талию, вёл тебя к раскладному дивану. Буквально тащил, потому что ты, побеждённая слабостью, повисла на нём, прилипла, как банный лист, волоча ногами по полу, пока он не усадил тебя на мягкую обивку. Твоя персона с нелепым смехом взмахнула руками, едва ли не задев его щёку, и быстро рухнула на подушку, что-то сонливо бурча себе под нос. Решив, что ты уже больше не встанешь, Кишо поторопился покинуть твою комнату, чтобы не навлечь на себя беду. Как только он повернулся, в его кисть внезапно вцепились чужие пальцы, а за спиной вспорхнул по-детски лукавый смех.
- Арима-сан, пай-детку полагается поцеловать на ночь.
Ему стало не по себе. В твоём голосе дрожала и прорывалась какая-то дразнящая нотка, и это ему не нравилось. Он и раньше заметил, что твои глаза блестят слишком лихорадочно, но ему не хотелось давать тебе повод для раздражения, который потом выльется в пресследование его персоны и ругани. Если последнее совершенно не волновало его, то о первом он беспокоился; ты была слишком пьяна, чтобы сделать нормально даже один шаг. Он был уверен, что если не выполнит твою прихоть, ты обязательно погонишься за ним в своей манере и скатишься с лестницы, свернув себе шею. И также был бы не удивлён, если бы ты как ни в чём не бывало встала, раскинула руки в стороны и сказала бы, что с тобой всё в порядке, продолжив осыпать его ругательствами и обвинениями, мол, что это он заставил тебя переломать себе конечности. Ты была слишком проблемной, чтобы от тебя было так легко отделаться. Арима желал всей душой и себе, и твоей персоне покоя, поэтому ему пришлось поддаться на твою уловку.
- Хорошо, я поцелую. А ты после этого сразу ляжешь спать.
- Если у меня будет хорошее настроение, то буду ещё и похрапывать для Вас колыбельную, - ты растянула губы в чересчур широкой улыбке. - А Вы придёте ко мне в сон? Можете сразу в пошлый...
- Замолчи, пожалуйста, - Арима прикрыл глаза, пытаясь обуздать внутреннее раздражение.
- Как скажите, босс. Только подарите мне всё же на прощание поцелуй, - настояла ты, ведя указательным пальцем по подушке, почти осмысленным и очарованным взглядом рассматривая лицо Бога смерти.
По внезапно наступившей тишине Арима понял, что ты затаила дыхание. Твои глаза были по-прежнему устремлены на него, голова неподвижно покоилась на подушке. Ты лежала не шелохнувшись, и только твой взгляд, не отрываясь, следил за ним и не отпускал его.
"Только бы она не выкинула свои фокусы" - думал про себя Кишо с возрастающим чувством неловкости. Быстро нагнувшись, он слегка, почти невесомо дотронулся губами до твоего лба, ощутив на миг смутный цветочный аромат волос. Но тут твои руки, выжидающе лежавшие на вершине подушки, взметнулись и, прежде чем он успел уклониться, крепко обхватили его голову. Страстным порывистым движением ты притянула его к своему лицу, приоткрыв рот для долгожданного поцелуя. Ощутив на губах нечто гладкое, мягкое и тёплое, ты распахнула глаза, надеясь запечатлеть перед собой лицо возлюбленного. Перед тобой действительно оказался его лик: такой же прекрасный в свете луны, как и за столом, когда он слабо улыбался своим коллегам. Но он был далёк от тебя. На твоих губах оказалась его ладонь, остановившая тебя от соприкосновения с его устами. Ты, протрезвев на секунду, задрожала, ощутив укол стыда от неловкой ситуации. В его испытывающем взгляде сквозили удивление и тревога, но не порицание и отвращение, какое ты ожидала увидеть.
- Что ты делаешь, (Твоё имя)? - каким-то сочувствующим, тихим и грустным голосом спросил он.
- А на что это похоже? - бесцветным голосом задалась ответным вопросом ты. В твоём взгляде сквозила осмысленная решимость, которую Арима не сумел спутать с влиянием алкоголя. - Склоняю Вас к разврату, Арима-сан.
Понукаемая желанием, ты быстро приняла сидячее положение и снова потянулась к Кишо, пытаясь сломить его сопротивления. Но мужчина, ожидая подобного выпада, снова остановил тебя одним движением рук, уперевшихся в твои плечи.
- Не совершай ошибок, - серьёзным тоном сказал он. Таким тоном обычно говорят обеспокоенные родители или заботливые друзья. Ты поёжилась от его голоса. Твоя персона твёрдо знала, что делает всё правильно.
- Не мешайте мне совершать их, это моя жизнь.
Ты перехватила его руки, лежащие на твоих плечах, и резко потянула его на себя. Арима готов был признать, что твоя сила увеличилась в разы. Ваша борьба походила на несерьёзную перепалку брата и сестры в перетягивании какой-либо вещи. Он мог бы спокойно сопротивляться и дальше, но ты применила хитрую уловку: подставила ему подножку, из-за чего тот покачнулся, невольно усевшись на диван. Воспользовавшись моментом, ты встала со своего места и, уперев руки в грудь Аримы, который поспешил подняться на ноги, грубо усадила его обратно, применив всю свою физическую силу на нём, и вероломно оседлала его колени.
- Слезь, - потребовал он сдержанным голосом, несмотря на то, что эта ситуации требовала грубости. Он по-прежнему оставался спокойным и холоднокровным, по-прежнему испытующе смотрел в твои пьяные глаза, чувствуя лишь внутренний дискомфорт.
- Неа, - к твоему голосу снова вернулись беззаботно-игривые нотки, когда ты ощутила вкус маленькой победы над ним. - Платите натурой.
- Прекрати. Ты пьяна и отвратительно себя ведёшь. Что о тебе подумают другие следователи, узнав, что ты тут устроила?
- Мне не важно их мнение, - ты отрицательно замотала головой и громко фыркнула, демонстрируя глубокое безразличие по отношению к другим личностям. Никто не волновал тебя, кроме Кишо. Ты откинула в сторону волосы, ниспадающие на плечах, обнажив шею, и запрокинула её, будто предлагая ему всю себя без остатка. Мимолётный соблазняющий манёвр был сменён твоим приближением к его напряжённому лицу. Ты томно выдохнула следующие слова ему в губы: - Важно только Ваше, Арима-сан. Я же... я же люблю Вас...
Ты внезапно начала трястись: веселье было сменено неожиданной грустью. Ты хоть и удачно позиционировала себя довольно самостоятельной и не лишённой характера личностью, всё больше представлялась ему хрупким созданием, нуждающимся в опеке и заботе. Ты походила на экзотический цветок, который внезапно оказался в суровых климатических условиях, не щадящих слабых и неприспособленных. Со слезами на глазах ты казалась ему невероятно слабой и нежной, отчего ему, пропитавшись жалостью к тебе, захотелось защитить твою личность от жестокого мира, уберечь остатки твоей глубинной невинности и хрупкости. Кишо буквально физически ощущал, как возникнувшее желание подчасту сметало его хвалённую выдержку и толкает к действию, заведомо обрекающего его на дальнейшую неопределённость в ваших отношениях. Он не хотел отвечать тебе взаимностью, потому что знал, что это счастье продлится совсем недолго. Он не хотел наблюдать с неба за твоими бесконечными рыданиями. Но...
- Хорошо. Мы проведём с тобой эту единственую ночь вместе, но только с одним условием: ты забудешь обо мне. Больше не будешь бегать и просить о любви. Забудешь всё так, будто между нами ничего никогда не было, и только тогда я выполню твоё желание.
И плевать. Хотелось наплевать на дальнейшие последствия, потому что пока он был рядом с тобой, ничего больше не имело значение. Ты жила сегодняшними минутами, а о туманном будущем не хотела думать, как если бы следователь особого класса не говорил тебе таких жестоких слов, от которых сердце облилось кровью.
- Я согласна, - заколдованно шепчешь ты и, боясь потратить хоть одну секунду на бесполезные разговоры, захваченно потянулась к его губам, повалив любимого мужчину на лопатки и нетерпеливо срывая с него рубашку, которая казалась особенно лишней в этом слиянии.
Неистово покрывая жаркими поцелуями его оголённую грудь, ты молила, чтобы сегодняшняя ночь никогда не заканчивалась.








Позавчера — воскресенье, 9 декабря 2018 г.
[Sad but True Stories] Pt 2. Горе-творец. Mystery Di Het 23:39:05
Ту дело такое...
Я Ди Хэт и я алкоголик горе-творец. За что ни возьмусь - всё выходит через жопу. Правда, поняла я это не сразу, а только в универе. Именно там мне открылись глаза: оказывается, я творю редкостное говно! Или нет? Надо бы разобраться.

Буквально лет 5-6 назад не боялась рисовать. Очень много рисовала. В тетрадках, на планшете, просто на листочках. Да даже здесь, на Беоне, рисовала для себя оформление и аватарки (которые, кстати, чудом уцелели). Вот, кстати, за что ещё больно было от новости с удалённым дневником - тут хранились мои рисунки.
Что касаемо диджитал-арта, то тут я как великий да Винчи - я бросала работы незаконченными. У меня уже есть коллекция скринов с "недоделками" (особенно много с Хэтом). И, чёрт возьми, как же круто получалось! Будь такой шанс - могла бы завершить эти работы...
­­ ­­
Что же теперь? Благодаря моей замечательной учёбе в универе я... возненавидела рисование. Как отрезало. Я и раньше рисовала не очень, а сейчас даже боюсь подумать о том, что что-то начну рисовать.
Так вот вышло, что за года 4 моего обучения я ну очень пресытилась рисованием. Интерьеры, ненавистный 1 курсом Троицкий собор, куча непонятных скетчей, архитектурные фантазии, гравюры по нашей знаменитой дисциплине "семенцовщина", бла-бла-бла... Вот серьёзно, портреты и натюрморты мне рисовать ближе, чем архитектуру. Такой вот парадокс. Хотя мой препод тоже любит рисовать людей больше, чем здания.
За годы универа я стала годным чертёжником. А рисовальщиком - увольте.
Трудно отрицать факт того, что к рисованию я охладела. В то же время сейчас я рисую гораздо лучше, чем 8 лет назад. Но не так хорошо, как хотелось бы (возвращаемся к самому началу поста).
Хотя, не буду греха таить, я бы не прочь собраться с силами и снова рисовать для себя, как раньше. Но найдётся ли время? Найдётся ли тот задор, с которым я тогда творила? Посмотрим...

Как можно заметить по рисункам, я художник-портретист­. Была.
Теперь я фотограф-портретист­. Начиная с макро-съёмки и пейзажей на мыльницу, я постепенно искала своё течение, пока в 2012 году я не наткнулась на стримы Саши Амбалова... Человек, который вдохнул в меня желание снимать портреты. Человек, благодаря которому я делала первые шаги в фотоколористике. Да и вообще тема колористики охватила мой ум. По сей день эта тема меня интересует, я изучаю вопросы колористики и методы использования цвета в разных направлениях искусства.
Именно усилиями Амбалова и его команды появился на свет проект Amlab, который подарил шикарную возможность стать лучше, не выходя из дома. Так я узнала о таком фотографе, как Сергей Сараханов.
Портреты Сараханова можно описать в двух словах: просто и живо. Минимализм от мира портретов. Но зато какой!
Просмотрев стрим с ним и позже полистав его работы, я поняла - вот то, что мне нравится. В чём я хочу развиваться. Вот тот самый жанр, который мне ближе всего.
Дело не стоит на месте: я активно фотографирую, пробую разные образы, разные локации, разные задачи, разный свет.
6 лет я снимаю на свой полудохлый Canon 1100D и хлипкий объектив EF 50 мм f/1.8. Само собой, далеко не всё, что я снимала, мне нравится. Но, как писал Сараханов, если ты собой не доволен - значит, ты двигаешься в нужном направлении.
Но есть работы, которые невозможно хороши (опять же, на мой взгляд):
­­
­­
­­ ­­
И вот настал снова момент, что я недовольна собой. Недовольна качеством фото. Недовольна тем, что всё такое однообразное и унылое.
Руки снова опускаются, снова порываюсь бросить то, в чём появились хоть какие-то сдвиги. А всё потому, что начался дебильный творческий застой.
И так много хотелок! Новую камеру надо, новый графический планшет надо, куча объективов надо... вот бы ещё модели приходили годные - тогда бы вообще зажила!
А пока довольствуюсь тем, что имею. Развиваюсь в тех рамках, которые заданы. Но так тесны они, рамки эти...


Категории: Мысли ни о чём
здравствуй, Мальчик-Который-Выж­ил, символ истины и добра. я пишу - и... альфaрий 22:37:13

На холме за окраино­й города страшны­й дом, который­ построи­л Джек

здравствуй, Мальчик-Который-Выж­ил, символ истины и добра. я пишу - и почти не вижу, что выходит из-под пера. впрочем, к чёрту. я так устал и так отчаянно одинок, что пишу тебе, сидя в ванной, задыхаясь от рваных строк.

знаешь, Поттер... давай представим, будто не было лет и фраз, будто завтра пораньше встанем, чтобы встретиться в первый раз. будто я не скажу ни слова, пожимая твою ладонь. пережить бы всё это снова, потушить ледяной огонь зародившейся неприязни и болезненной пустоты...

знаешь, Поттер, я слишком грязный, чтобы требовать чистоты. ненавижу нытьё и сопли, только, честно, теперь плевать. у меня на душе с полсотни старых шрамов - худая мать, бледность губ, безысходность взгляда, а в зрачках - ледяная смерть. не подумай жалеть. не надо. тех, кто сломан, нельзя жалеть.

ненавижу себя за память. каждый миг вспоминать отца и его нежеланье падать (то есть сдаться), его глаза, силуэт на моей кровати (он не помнил свою кровать)...

знаешь, Поттер, такого хватит, чтоб любого суметь сломать.

а больнее всего сознанье, что во всём виноваты мы - в безнадёжном, слепом желаньи быть по правую руку Тьмы, убивать, разрушать и мучить, чтобы "Круцио" заслужить.

знаешь, Поттер, а ты везунчик. ты не знаешь такую жизнь.

выбор был. чуть живой, некрепкий, совершаемый за меня. яркой птице, сидящей в клетке, тоже, видимо, говорят: "выбирай, клетка или небо", а потом, заперев ключом, притворяются, будто не был выбор птицею совершён.

я не стану просить прощенья - не изменится ничего. просто, Поттер... хоть на мгновенье постарайся понять его, усмехнувшегося мальчишку, так мечтавшего, чтобы ты, невозможный герой из книжки, спас его из той темноты, что ждала за спиной покорно много-много часов и лет. постарайся понять, как больно было слышать глухое "нет".

знаешь, Поттер, давай представим, будто ты мне ответил "да". я сбежал бы от всяких правил. на край света - да хоть куда! я бы больше всего на свете ненавидел твою ладонь выпускать (это было б смертью, самой страшною и пустой).

(это глупо. чертовски глупо. не дурак, понимаю сам.)

мне хватило б одной минуты, чтоб послать рок судьбы к чертям, я сбежал бы без сожалений, не подумал бы ни о ком.

знаешь, Поттер, я мог быть первым твоим другом. а стал врагом.

знаешь, Поттер, я ненавижу, ненавижу частицу "бы". мы могли быть гораздо ближе, мы могли бы... но мы - рабы этой ночи, а что же время? Время не повернётся вспять. знаешь, Поттер, а я уверен - ты сумеешь меня понять. и слепое желанье верить - хоть кому-то, кому-нибудь, ощущение твёрдой двери, холод, целящийся мне в грудь, и дрожащую в горле горечь мерно тлеющего огня.

Поттер, ты же, наверно, стоишь полусотни таких, как я.

мы могли бы сразиться с смертью, бросить вызов всей тьме земли. мы могли бы - могли бы, вместе...

только всё-таки не смогли.

(с)


Категории: Стих
04:43:08 white dеmon
Эх..
05:11:31 альфaрий
М?
05:13:50 white dеmon
Грустненько!
06:30:02 альфaрий
Это да!
от любимой музыки должно выворачивать? однозначно. ахахахаха Цветочный дух 13:07:04
от любимой музыки должно выворачивать?
однозначно.
ахахахаха
суббота, 8 декабря 2018 г.
bassline frightening quopa 18:51:08

999ARIC


Думаешь, выжать максимум из выходных.
Помираешь от недосыпания и утопаешь в бездне соплёй.
Активный отдых отменяется.
Прочту пособие по анестезиологии наконец-то!!!
Воскресаешь после 10часового сна. На часах 00:45.
Короче говоря, все еб.ало в анестезиологии.

Сегодня наш город принимает участие в эстафета огня какой-то студенческой спортдвижухи.
Я люблю смотреть на факелоносцев.
Это же круто.
Но сибирский мороз решил, что хер там.

В кофейнях новогодние стаканы.
На карте новогоднее нихуя.
И тысячи идей для подарков себе и людишкам.

Не открывай спойлер, там пздц.

Подробнее…Про отношения с людьми. Вот ведут они себя, как говно. Не по отношению к тебе, а в принципе. Забить на них. Серьёзно, карма наказывает самым креативным и жёстким способом. И нельзя мстить, пребывая в бомбеже. Вообще нельзя срать людей. Ни за глаза, ни напрямую. Тратить время на обсуждения и мораться об говно это удел кусков дерьма. Мне нужно было "перебраться" с половиной своих знакомых, чтобы стать адекватной по отношению к раздражающим говнорям. И знаете, они перестали меня раздражать!

Про моё исскуство. Случайно поддержала дискуссию на беоне. Вопрос: как вы познали свой вид творчества. Не дословно, но суть такая.
Почувствовала, что движение это моё. На психическое и на физическом уровне. Конкретное направление увидела. Меня как щёлкнуло. Это же то, что внутри, это охарактеризует меня!
Потом, конечно, пахала и много боролась. Но было интересно, поэтому напрягалась, но не жалела. Трудности помогли прокачать опять же и психические и физические качества. Выбрать базу движений, отработать некоторые моменты, найти индивидуальную подачу и научиться импровизировать было легко. А вот сформировать правильную позицию по отношению к делу намного сложнее. А именно отношение к делу определяет - механически исполняешь задачи или творишь. Кстати, искусство и профессионализм для меня не тождественны. Исскуство, как много раз говорила, выражает эмоции и даёт зрительный/слышимый образ тому, что в твоей голове. А ещё искусство всегда уникально. И каждый человек по сути своей уникален. Вот поймёшь, кто ты - создашь объект искусства. Так вот. Твоё творческое дело с одной стороны в процессе поможет понять, кто ты (а это мысль) . А с другой стороны реализовать (показать, рассказать и тд). И тогда дело будет даваться легко. Тут и общение с миром и самопознание.
Философия касательно профессии-своего искусства будет следующая. Работа. Дали задание. Если оно вызвало эмоцию и дело пошло само - все будет удачно. Нет эмоции и заставляешь себя делать - ничего не выйдет. Выходы. Прививать к заданию ассоциации с эмоциями и сделать шедевр (ты сам будешь понимать, что это шедевр, несмотря на мнение окружающих). Второй выход отказаться от него. Третий - смириться, что итог будет дер.мом и просто выполнить механическую работу.
Я не пошла в танцевальный вуз или как это называется.
Я не танцую у тренеров, которые навязывают мне бред.
А я объективно могу оценить себя (и похвалить и раскритиковать), тк есть опыт и вкус
У меня был кризис.
Думала, как так.
Я же могу и кайфую, а ничего не получается
Тогда я просто ушла со всех тренировок, команд, баттлов.
И танцевала только, когда организм требовал
И мой танец стал таким, каким я видела его и мечтала сделать.
Мои идеи в пределах зала появлялись за 2-3 до того, как их ставили мировые тренера и эти идеи считались гениальным.
А я на авторство не претендовал.
Только радовалась мысли, что я же так и делала всегда. У себя в скромно зале. А они только сейчас дошли.
Мнение окружающих хорошее и плохого 50 на 50. В любом деле. Это нормально.
А нечетный голос, который перевесит это твой
Как ты видишь. И если ты так видишь свой танец, фото, рисунок, книгу, скульптуру и основа направления там осталась(а если не осталась, то поздравляю - ты придумал свое новое направление)... То кто и что тебе скажет, что твоя работа неправильная? Разве что заказчик, который нанял. Потому что это надо не тебе, а ему, но он так не умеет (что хуже когда ваши видения не сходятся).
Но отошла от сути.
Я знаю, что надо усовершенствовать.
Все, этого достаточно.
А когда меня не прёт танцевать, я не заморачиваюсь. Значит, не время.

Про конкуренцию и показать себя. Я все же уверовала в свою способность думать. Теперь меня никто не переубедит. Принцип тех же 50% положительного и отрицательного. Смагина и Горбунова на цикле неврологии, как наглядный пример. При чем положительно меня оценивают люди, которые в моих глазах круче нааамного. Сюда же и про страдать или стараться, не напрягаться и просто делать или охуеть. И не стоит лезть из кожи, чтобы тебя отметили. Просто быть гениальной ;3



Как всегда. Чёт ещё хотела написать.
Но забыла. Что помнила выразила не так.
Ибо болею и мозг не функционирует.
Лучше нихуя не делать два дня;
выздороветь на третий.
Чем ебашить неделю без годных результатов.

Татуха сегодня облезла~
Скоро можно в бассейн с пасанами.
Будут деньги, точно пойду забивать костлявую руку - месяц и отсылку к Акаше <3

Ещё збс:
Якут вернулся в подиум
Неделя мостов в паблике про горы
­­­­­­

Вчера ко мне негры приходили.
Живу на первом этаже. А они такие под окнами курили.
В Хогвартс приглашают совами.
Меня в афрошколу пригласили прям лично.
Насколько известно, в негрошколу магии приглашают через сны и там не используют палочки...

Привет. Мне 22 года и я сижу на беоне, охочусь на негров, верю в магию.
Бунтую в деканате и ебус с преподами.
Mne norm.


Волосы выцвели. Купить краску сейчас или в конце декабря перед нг? :-?­
И карту надо поменять. На бесконтактную, а то как лох. Но я так не люблю ходить в банк



Музыка Vybz senorita
19:02:27 хейзелтайн
Меняй! Я недавно перевыпустила, хожу и пафосно пикаю. Как элитарная бич, будто у меня там мильоны, а не остатки стипендии
17:17:59 frightening quopa
Оооо теперь и посты будешь комментить? каеф! Надо сразу эплпэй, а то местная илита провожает недодобрительными взглядами
. Маленькая Салли 18:22:31

и если ты не в моём сне, то где?

Разбросанные, может итоги, а может и нет, года.
Точнее часть.

...


Сидеть в декрете и обрастать мхом. Хм, что ж и в этом есть свой плюс. Правда, мхом я ещё не обросла. Нет времени и сил превращаться в рассадник мха и прочего. Зато есть время для размышлений. Есть время для саморазвития. Есть время для накопления энергии, чтобы в последствии хватило сил выйти в люди и устроить свою жизнь по новому, по другому. Сын стал старше. Стало легче. Депрессия отошла на третий план если считать с низа и теперь..
И теперь я чётко вижу для чего мне были даны те или иные обстоятельства последних лет. Для того чтобы я наконец-то повзрослела. А я повзрослела. Пусть матери и кажется, что ничего не изменилось. Пусть. Она видит только оболочку, а не содержание. Да и если честно, содержанием она никогда не интересовалась. Все её попытки понять меня сводились к одному: "ой, Настя, ты такая творческая личность! давай твори и вытворяй." А дальше что?! Ничего. Но я не виню её. У нас в семье не принято показывать свои истинные чувства и эмоции. Мы только и можем, что друг на друга огрызаться и собачиться. Это наше неотъемлемое. Это часть нашей семьи. Без этого мы уже не мы.


...

Взросление. Неприятная штука как ни крути, но одновременно приятная. Противоречиво? Согласна. Ведь так называемая "бытовуха" сжирает много времени и энергии, но зато ты можешь мыслить адекватно, видеть больше чем другие и далее по списку. Но, не спешите радоваться, что вам давно уже за двадцать. Вы можете хоть до тридцати оставаться псевдо взрослыми, которые не могут разобраться в собственной жизни. Наверное, поэтому и существуют черные полосы, чтобы мы извлекали из них уроки, делали выводы. Свои собственные, не навязанные никем умозаключения. Проще сказать изменения приводящие к новому "Я". Наше "Я" многогранно, непостоянно и меняется с течением времени. Точнее сказать дополняется. Это чистая психология и никакой фантастики.